В Санкт-Петербурге обсудили борьбу с нерегулируемым промыслом в центральной Арктике

15 мая в Санкт-Петербурге под председательством заместителя руководителя Федерального агентства по рыболовству Василия Соколова состоялся круглый стол, посвященный вопросам регулирования рыболовства в центральной части Северного Ледовитого океана.

В заседании приняли участие представители Росрыболовства, Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ), отраслевых научных и учебных учреждений, руководители крупнейших рыбопромышленных предприятий.

В ходе совещания обсуждались международно-правовые аспекты регулирования рыболовства в открытом море и перспективы промысла в центральной части Северного Ледовитого океана. Главным вопросом повестки дня стало обсуждение представленного Соединенными Штатами Америки текста Соглашения о предотвращении нерегулируемого рыбного промысла в районе открытого моря центральной части Северного Ледовитого океана.

По словам Василия Соколова, предотвращение нерегулируемого промысла в центральной части Северного Ледовитого океана — тема крайне важная, поскольку Арктика является последним самым большим регионом, в отношении которого до настоящего времени не выработаны международные договоренности в области рыболовства. Сегодня Россия является участником Комиссии по рыболовству в северо-восточной части Атлантического океана (НЕАФК), которая регулирует рыболовство лишь в незначительной части Северного Ледовитого океана.

Он также отметил, что толчком к разработке Соглашения послужило глобальное потепление, вызвавшее значительное сокращение покрова арктических льдов.

По данным современной науки, в настоящее время общая площадь акватории полярных вод, освободившейся в результате интенсивного таяния льда, составляет 2,8 млн. кв. км, что открывает новые экономические перспективы, как для судоходства, так и для освоения новых нефтегазовых месторождений.

Обращаясь к проблеме водных биологических ресурсов, представитель Росрыболоства подчеркнул, что при сохраняющейся тенденции изменения климата, часть рыбных запасов, которые традиционно обитали в исключительных экономических зонах России и Норвегии, может мигрировать в международные воды. В связи с этим, члены стран «Арктической пятерки» — Россия, США, Норвегия, Канада и Дания, в 2015 году в Осло подписали Декларацию
о предотвращении нерегулируемого промысла в районе открытого моря Северного Ледовитого океана, представляющую собой концепцию международного-правового механизма по регулированию рыболовства в указанной территории. Позднее в состав «Арктической пятерки» были включены еще 5 неарктических государств (Китай, Республики Корея, Исландия, Япония и Евросоюз), открыто заявивших о своих интересах в центральной Арктике.

Выносимый на обсуждение участников круглого стола текст соглашения является компромиссным. Однако по мнению России, наша страна должна иметь блокирующий голос, как государство с самой протяженной береговой линией в Арктике и внесшей значительный научный вклад в исследование района».

Говоря о проекте Соглашения, Василий Соколов отметил, что в документе не нашли отражения такие наиболее принципиальные для нашей страны моменты, как особая роль приарктических государств. «Она фактически нивелирована, хотя мы неоднократно подчеркивали, что запасы в центральной части Арктики не могут проявиться ниоткуда, а только распространиться из экономзон арктических государств, которые и являются основными «держателями» запасов согласно конвенции ООН. Мы, арктические государства, уже регулируем эти запасы, предпринимаем все возможные меры для их рационального использования и сохранения, естественно, мы должны быть основными бенефициарами, основными государствами, принимающими решения», – пояснил он.

Здесь же возникает и вопрос процедуры принятия решений. Позиция России в том, что необходим консенсус либо всех 10 стран-участниц Соглашения, либо 5 приарктических государств. При этом следует отметить, что именно у России самая протяженная береговая линия в Арктике и наша наука внесла наибольший вклад в исследования запасов в регионе.

В сегодняшней редакции документа предлагается простое большинство, или 2/3 голосов, или ¾ голосов. В этом случае, Россия будет вынуждена выполнять решения, даже те, которые могут не соответствовать нашим интересам.

Также вызывает вопрос, как Соглашение будет коррелировать с конвенцией НЕАФК, и в целом есть опасения по поводу возможности создания дополнительных региональных организаций, причем нескольких, и дальнейшая передача им полномочий. Кроме того, в перечне моментов-разногласий – время вступления документа в силу, вопрос открытости Соглашения для присоединения внерегиональных государств, при этом географический охват нового механизма, по мнению России, прописан нечетко, в том числе беспокоит юридический статус архипелага Шпицбергена.

Кроме того, как отметил Василий Соколов, для разработки оптимальных мер регулирования промыслом в интересующей зоне необходимы объективные сведения о состоянии рыбных запасов, данные исследований и мониторинга. По его словам, в настоящее время единственная деятельность, которая возможна в центральной Арктике, – научная: только на четком понимании того, что происходит с рыбными ресурсами, может основываться дальнейшая работа.

Согласно мнению представителей науки, требуется формирование базы данных, позволяющих не только раскрыть представление об имеющихся сведениях, но также акцентировать внимание на тех вопросах, которые в дальнейшем могут помочь в принятии управленческих решений. На сегодняшний день большинство исследований касаются или низших трофических уровней, или средних. При этом сами водные биологические ресурсы, обитающие в арктических водах, практически не исследованы.

Отечественные рыбопромышленники также сошлись в едином мнении, что в нынешнем виде принимать Соглашение нельзя. Его необходимо дорабатывать и найти приемлемые позиции для каждой из сторон «Арктической пятерки» и входящих в ее состав некритических стран.