ДОКЛАД Г. С. Зверева на слушаниях в Общественной палате Российской Федерации 2 марта 2016 года

В декабре прошлого года эксперты Комиссии РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре при содействии Высшей школы экономики подготовили исследование налоговой нагрузки в рыбной отрасли. Об этом сообщает АДМ (Докладчик Герман Зверев).

Наш первый вывод – налоговая нагрузка в рыбной отрасли существенно снизилась в период с 2008 года.

Если соотносить фискальные платежи с оборотом отрасли – снизилась с 26% до 10,5%.

Если соотносить фискальные платежи с валовой добавленной стоимостью – налоговая нагрузка сократилась с 24% до 14%.

Почему произошло снижение?

Прежде всего, за счёт увеличения отраслевой выручки. За период с 2008 по 2015 год отраслевая выручка возросла в 2,6 раза – с 64 млрд. рублей до 170 млрд. рублей.

Отраслевой сальдированный результат в 2008 году составлял 5,4 млрд. рублей, а по результатам одиннадцати месяцев прошлого года – 58,6 млрд. рублей.

Что происходило с фискальными платежами?

Всё время, пока отраслевая выручка росла, налоговые платежи отрасли оставались неизменными – это наш второй вывод.

Почему налоговые поступления оставались неизменными? Потому что в 2008 году были введены системные налоговые льготы.

В 2006 – 2007 годах 2/3 налоговых платежей составлял сбор за пользование водными биологическими ресурсами. Обратите внимание – это часть столбца красного цвета.

В 2008 году была введена льгота при уплате сбора за ВБР. Все рыбопромышленные предприятия стали уплачивать сбор не по ставке 100%, а по льготной ставке – 15%.

Начиная с 2009 года, рентные платежи составляют примерно 30 – 35% фискальной нагрузки – вдвое ниже, чем в 2006 – 2007 годах. При сложившейся тенденции к 2018 году доля природной ренты в налоговых поступлениях рыбной отрасли будет составлять всего 10 – 15%.

Что происходит с другим важнейшим фактором производства – трудовыми ресурсами? Поступления НДФЛ и объём уплачиваемых обязательных страховых взносов возросли с 5,5 млрд. рублей в 2007 году до 11,3 млрд. рублей в 2014 году.

Следовательно, размер фонда оплаты труда с 2007 года увеличился в два раза.

В это же время произошёл заметный рост платы за финансовые ресурсы. Кредиторская задолженность возросла, начиная с 2008 года, в 1,6 раза. Хотя оборотные активы отрасли за этот период увеличились втрое, доля кредиторской задолженности в оборотных активах снизилась незначительно. Это означает, что зависимость отрасли от заёмного капитала существенно возросла.

Таким образом, плата за природные ресурсы в 2008 – 2014 годы снизилась, плата за трудовые и финансовые ресурсы возросла (особенно за финансовые ресурсы). Что отражает общий недостаток длинных и недорогих денег в отечественной экономике. Таков наш третий вывод.

Теперь перехожу к замечаниям к законопроекту.

Мы прошли этап общих разговоров и общих рассуждений о состоянии дел в отрасли – этап мозгового штурма завершён.

По итогам заседания президиума Госсовета президентом даны конкретные поручения. Необходимо готовить законодательные акты в развитие этих поручений, необходим тщательный экономический анализ, отточенные юридические формулировки и прозрачный, понятно администрируемый, некоррупционный порядок реализации законодательных норм.

Сбор за ВБР. Он возник как замена аукционным торгам и поэтому первоначально ставки сбора были приближены к зафиксированным на аукционах суммам. Однако при существующем в 2006 – 2007 годах объёме выручки налоговое изъятие составляло почти 26% выручки. Поэтому было принято решение установить льготу.

За прошедшие несколько лет отраслевая выручка существенно выросла – значит, назрела необходимость льготу отменить.

Отмена льгота проста в администрировании и эффективна в бюджетном отношении. В случае отмены льготы прирост начисленных платежей вдвое превысит темпы инфляции.

Все остальные предложения, упакованные в поправки, такими достоинствами не отличаются.

Например, предложение касательно ЕСХН. Сейчас ЕСХН обеспечивает 18,5% налоговых поступлений отрасли. Отмена ЕСХН приведёт к увеличению поступлений по налогу на прибыль? Нет.

Потому что инвестиционные обязательства предприятий сократят чистую прибыль и увеличат долю расходов, которые не облагаются налогом на прибыль.

Так что отмена ЕСХН приведёт не к увеличению, а к снижению налоговых поступлений. Считаю, что если менять налоговый режим ЕСХН, то нужно это делать и применительно к сельскому хозяйству в целом, а не только применительно к рыбной отрасли.

Ещё одна тема. Громадное большинство потребителей хотят купить просто рыбу – горбушу, селёдку, мойву, карпа, сазана. Купить качественную рыбу по доступной цене и самостоятельно готовить из неё всё, что сами считают нужным. Однако концепция поправок в налоговый кодекс, по сути, вводит налог на свежую рыбу. Свежая рыба квалифицируется как недоделанный продукт, на который должен быть повышен сбор за водные биоресурсы. Раз так, то выходит, что молоко – это не вполне правильный продукт, нужно сокращать производство молока для населения, а вместо этого производить сыр, сметану и творог. Очень спорная идея.

Правильно, что мы обсуждаем сразу оба законопроекта. Поправки в закон о рыболовстве включают инвестиционные обязательства предприятий, а поправки в Налоговый кодекс – налоговые обязательства. Необходимо рассматривать оба вида обязательств в пакете, иначе возникают финансовые риски.

Увеличение налогового изъятия тормозит инвестиции – это аксиома. Возникновение налогового неравенства приведёт к тому, что многие предприятия окажутся без ресурсов. Растущая кредиторская задолженность обязательно должна приниматься в расчёт при оценке финансовых возможностей отрасли. Все эти факторы нужно учитывать.

Нужна оценка существующей налоговой нагрузки на предприятия рыбохозяйственного комплекса, а также расчёт прогнозируемого увеличения налоговой нагрузки, рассчитанные в соответствии с методикой ФНС.

Главный вывод.

Сбор за ВБР – это денежный платёж, уплачиваемый за выдачу разрешения на ведение добычи (вылова) водных биологических ресурсов. Поправки предлагают ввести платёж, который обладает признаками налога, так как величина платежа зависит от результатов финансово-хозяйственной деятельности предприятия.

Считаем, что отмена льготы при уплате сбора за ВБР – это простое, понятно администрируемое решение, которое приведёт к общему увеличению налоговой отдачи отрасли и повышению доли природной ренты в налоговых поступлениях. Или другой вариант – введение налога на добычу водных биоресурсов по типу налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Всё остальное – экономически неприемлемо, социально рискованно и юридически непроработано.